Версия для слабовидящих РУС  ENG 

Быстро, бесплатно, на века

Авторская история от Виктора Сизенко о том, зачем, когда и как он придумал крузенштерновский логотип.

Быстро, бесплатно, на века
Более 40 лет «Крузенштерн» несет на своем борту красивую старославянскую вязь. Белые буквы на черном корпусе невозможно перепутать с любыми другими, их знают миллионы поклонников барка. Но имя автора логотипа, как говорится, широкой публике известно не было. Про него знали буквально несколько человек даже из тех, кто работает на судне не один десяток лет. Сегодня о том, как это было, рассказывает автор исторического проекта Виктор Сизенко.  


Невыдуманная история «Крузенштерна»

О легендарном барке «Крузенштерн» написано и сказано так много, как ни о каком другом российском судне. Самое ценное в этих историях – рассказы людей, которые, так или иначе, были причастны к его судьбе. Надеюсь, мой рассказ ляжет маленьким кирпичиком в богатую историю «Крузенштерна» и будет кому-то интересен.

В 1972, году после окончания судостроительного факультета Калининградского технического института рыбной промышленности и хозяйства, я прибыл на Западный судоремонтный завод, расположенный в литовском городе Клайпеда. Он был построен специально для ремонта крупнотоннажных судов Министерства рыбного хозяйства СССР. Это была грандиозная стройка. Для создания заводской гавани, отделенной от Куршского залива намывной косой, было поднято 7 млн. кубометров грунта, уложено 200 тыс. кубов бетона. В короткие сроки благодаря набору специалистов со всей страны был сформирован уникальный коллектив профессионалов-судоремонтников численностью более 4 тыс. человек.

С завершением строительства завода «Крузенштерн», переданный в 1966 году Минрыбхозу СССР в качестве учебного судна, со следующего года стал регулярно заходить в заводскую гавань для прохождения ремонта. И каждый раз, одновременно с общесудовыми работами, проводилось докование в одном из трех имеющихся на заводе плавучих доков грузоподъемностью 10 тыс. тонн.

Осенью 1973 года в очередной раз парусник ошвартовался у причала завода. В этот раз в заявку на ремонт было включено задание на изготовление и установку стационарного логотипа с названием барка. Так получилось, что работа над логотипом была поручена мне, совсем молодому инженеру-конструктору третьей категории со стажем работы всего 1 год. Вероятно, начальство в лице тогдашнего начальника конструкторского бюро Припадчева Виталия Павловича успело оценить мои художественные способности, проявившиеся в работе над стенгазетой отдела. Дело в том, что рисованием я увлекался с детства и даже когда-то учился в художественной школе. Вот и порешили не отвлекать от серьезной работы опытных инженеров, а поручить разработку логотипа мне.

Не смотря на кажущуюся несерьезность и простоту задания, я взялся за работу с энтузиазмом и молодым задором. Тогда не было Интернета и ничего нельзя было «скачать бесплатно», как это зачастую делается сегодня. Можно было заказать логотип в специализированной организации, занимающейся промышленным дизайном. Ближайшая такая контора находилась в Москве, но у завода уже был печальный опыт разработки у них заводского логотипа за очень большие деньги. Да и сроки выполнения таких заказов были непомерно большими. Мне же надо было сделать работу быстро и бесплатно. Кстати, оклад инженера в те далекие годы составлял всего 105 рублей в месяц.  

Несколько дней прошли в творческих муках. Было сделано несколько черновых эскизов, но начальству они не понравились. Честно говоря, они не нравились и мне. И тогда появилась идея отразить как-то в названии тот факт, что Крузенштерн – это «дедушка» Российского парусного флота. И сам персонаж, давший ему имя, русский адмирал Иван Федорович Крузенштерн - это личность, имеющая отношение к глубокой истории государства Российского. С этого момента мои усилия были направлены на поиск такого шрифта, который неплохо смотрелся бы на борту барка и органично дополнял общую атмосферу старины в его внешнем облике.

К счастью, в мои руки попала ксерокопия старого альбома позднесоветского периода под названием «Шрифты для наглядной агитации». Из нескольких старославянских шрифтов один понравился мне больше других. Его главное достоинство в том, что буквы довольно массивные, но в то же время легко узнаваемые, хорошо читаются на расстоянии. Правда, у меня возникли сомнения – какие буквы использовать, заглавные или прописные. Вроде бы заглавные правильнее. И старая надпись на борту была выполнена заглавными буквами. И вообще, как правило, для написания названий судов используются заглавные буквы.

К сожалению, в старославянском варианте заглавные буквы оказались слишком заковыристыми, что ухудшало их читаемость на расстоянии. С другой стороны, мне, как грамотному человеку, было ясно, что если использовать более простые на вид и хорошо читаемые прописные буквы, то первая буква в слове в любом случае должна быть заглавной. Ведь Крузенштерн – это фамилия. Одним словом, проблема, да и только. И все-таки вопреки существующим правилам, я решил использовать только прописные буквы. Удачно, что в слове из 11 букв оказалось две симметрично расположенные буквы «Р» с выступающими в нижней части хвостиками, и это придало логотипу уравновешенность и улучшило читаемость всего слова на большом расстоянии. Для морского судна это очень важно. Все остальное было делом техники: бумага, карандаш, ластик. Получилось красиво, но не совсем то, что вы видите на борту барка.



Не смотря на чувство удовлетворения от сделанной работы, есть один момент, который не дает мне покоя все эти годы. Дело в том, что после того, как макет логотипа был нарисован вручную в малом масштабе и согласован с руководством, включая старпома судна, начался процесс реализации проекта в металле. С помощью старинного оптического проектора под названием «Эпидиаскоп» отсидев целый день в абсолютно темной комнате я нарисовал, опять вручную, макеты каждой из 11 букв в натуральную величину (более 1 метра высотой). По макетам рабочие вырезали из листовой стали готовые буквы. К сожалению, процесс их установки на борту судна происходил уже без моего участия, т.к. мне была поручена совсем другая работа. Сварщики, которые приваривали буквы к обшивке корпуса судна, допустили серьезную ошибку. Они установили буквы «Н» и «Ш» слишком близко друг к другу. На моем эскизе расстояние между ними был раза в три больше, и логотип выглядел более гармонично. Возможно, это и не бросается в глаза неискушенной публике, но профессионалы-дизайнеры меня поймут.

Незадолго до выхода судна из ремонта я побывал в гостях у старшего помощника капитана и не только выслушал слова благодарности в свой адрес, но и получил в подарок целую гору великолепных сувениров с символикой «Крузенштерна». Жаль, что после моего возвращения в 1992 году на малую родину, в Калининград, большинство из подаренных артефактов было утрачено. Уцелела только сувенирная тарелка с изображением парусника, которую я храню как дорогую реликвию.

Желая исправить допущенную в прошлом ошибку, я попытался восстановить первозданный облик логотипа. Выглядит он точно так же, как и 43 года назад на утвержденном проекте. Результат этой работы я передаю руководителям Балтийской государственной академии. Это мой скромный подарок к 90-летию «Крузенштерна». Надеюсь, что в ходе одного из очередных ремонтов судна на борту появится обновленный логотип, с которым барк продолжит свое триумфальное шествие по морям и океанам планеты.


Виктор Сизенко
руководитель группы компаний «Вест Лайн»
 г. Калининград, апрель 2017 г. 
Адрес для писем: dalton50@mail.ru 
Фото автора