Версия для слабовидящих РУС  ENG 

Послание домой с барка «Седов»

Максим Макаров, курсант-судоводитель АМРТ и старшина носового кубрика, описывает свои ощущения от подъемов на мачты. 

Послание домой с барка «Седов»
Устройство любой вертикальной мачты барка «Седов» запомнить несложно: колонна, стеньга и две площадки – нижняя марсовая и верхняя салинговая. И вроде бы, уже недалеко до топа. Это в теории. А на практике, чтобы добраться до клотика, нужно покорить высоту в 58 метров над уровнем моря, пройдя достаточно сложный тест «на прочность». Понять, что это действительно высоко, можно, если посмотреть вниз из окна последнего этажа, как минимум 18-тиэтажного дома. Подготовка к работе с прямыми парусами проходит в несколько этапов – инструктажи по технике безопасности, занятия на палубе по использованию страховочного оборудования, и, наконец, первые тренировочные подъёмы – сначала до марсовой площадки, до тех пор, пока каждый не почувствует уверенность в себе, а затем всё выше и выше – до высоты птичьего полёта. 

Курсант 3-го курса АМРТ специальности «Судовождение» и старшина носового кубрика Максим Макаров в море не впервые: в 2013 году он проходил практику в качестве матроса-рулевого на речном пароме «РТ-76», который занимался буксировкой баржи, переправляющей автомобили по реке Обь в Салехард. Затем служил матросом БЧ-1 на посту рулевого-сигнальщика на минном тральщике, выполняющем свои боевые задачи на полигоне в Финском заливе. Услышав много историй о барке «Седов» в училище, Максим решил перед окончанием «Рыбки» пройти практику с однокурсниками на борту легендарного парусника – другого шанса могло и не представиться.

К выходу в море Максим, не смотря на уже приобретённый опыт мореплавания, готовился наравне со всеми, изучая устройство судна и его парусное вооружение. И очень ждал первого аврала, чтобы своими глазами увидеть паруса «Седова», наполненные ветром. Во время первой постановки прямых парусов курсант Макаров не попал в число «марсовых» – практикантов, поднимающихся на марса-рей для отдачи сезнёвок, наблюдал за действиями товарищей с палубы бака, вспоминая, как всё начиналось: 

«Долгожданный допуск к подъёмам на мачты был наконец получен. Вначале нам разрешили подняться только до марсовой площадки, это примерно 17 метров высоты от палубы. И помощник капитана по учебной работе, и боцман нашей мачты не раз говорили, что боязнь высоты свойственна каждому, но многие были уверены, что не испытают этого чувства. Не тут-то было! Только с палубы кажется, что нижний фока-рей и марсовая площадка расположены очень близко, и взятие первой «вершины» не заставит дрогнуть даже девчонок.

Для подъёма на мачту служат ванты и балясины, которые представляют собой некий вертикальный трап, и подниматься по нему куда тяжелее, чем по обычной лестнице. Уже на первых шагах тебя начинает «прощупывать» ветерок, и замечаешь, как колеблются ванты от каждого твоего движения рук и ног. Палуба все дальше и дальше, ветер крепчает, ванты, с приближением к марсовой площадке, всё уже и уже… Именно в этот момент каждый из нас, вспоминая слова руководителей, ощутили присутствие страха. От физической нагрузки, впечатлений и волнения начинаешь дышать чаще и с каждым вздохом набираешь все больше воздуха. Чем выше, тем, безусловно, страшнее! Дело в том, что высота марсовой площадки отсчитывается от палубы, а там, наверху, взгляд переключается на воду, расстояние до которой ещё больше.

Страх – чувство непостоянное. В первый день пройти через марсовую площадку нужно было всего несколько раз. Я и многие мои товарищи уже со второго подъёма чувствовали себя спокойно, повторно покоряя высоту. Раз за разом руки и ноги привыкали к нагрузкам и подниматься становилось легче.

На второй день нас допустили к подъёму до салинговой площадки, которая выше марсовой на 15 метров. Стень-ванты, по которым поднимаются до салинговой площадки, отличаются от обычных вант, которые служат для подъёма до марсовой площадки. Они натянуты строго параллельно мачте, вертикально, без уклона. Стень-ванты гораздо тоньше и за них удобнее держаться, наверное, поэтому я чувствовал себя увереннее и чувство страха отсутствовало, но продолжалось это недолго! Для перехода с одного борта на другой под салинговой площадкой служит стальной трос. Невольно взгляд опускается вниз, где на палубе виден уже маленький-маленький боцман, который пытается докричаться до каждого, кто допускает ошибки, чтобы дать рекомендации и совет. Спуск с мачты – не менее трудный процесс, а для многих даже наоборот, поэтому тот, кто поднимался первым и, соответственно, первым спустился, был вынужден ждать своих товарищей немало времени.

«Неподъёмных» курсантов – тех, кто в связи со страхом отказываются подниматься на мачту – в нашей команде не оказалось. Раз за разом мы привыкали к высоте, поднимались и спускались быстрее, увереннее.  Без эмоций не остался ни один из курсантов! Это неповторимая практика, за которую я и мои товарищи очень благодарны барку «Седов» и его экипажу, который принял нас в свою команду и обучает нелегкому морскому делу!»

Противный ветер не собирается расставаться с парусником. «Набитые» крутым бейдевиндом Северного моря косые паруса добавляют к скорости лишь один узел. Впереди еще 320 миль перехода проливами Скагеррак, Каттегат и Зунд.

Марина Кожухова, помощник капитана по связям с общественностью УПС «Седов»